Category: семья

Category was added automatically. Read all entries about "семья".

дяденька

Always look on the bright side of death / Самая плодотворная тема

Приснился длинный сон: С. зовет меня замуж осенью, причем мы оба понимаем, что это не столько из-за любви, сколько ради удобства. Все равно приятно, хотя тревожно: мне же придется обслуживать всю их большую компанию!
Потом я просыпаюсь (?) и оказываюсь в его квартире, и С. уже не зовет меня замуж, а, напротив, говорит: "Я сейчас уйду, а когда вернусь, чтобы духу твоего здесь не было!". Я начинаю собираться, приходит мой папа, который, видимо, радуется за меня, и забирает из ящика сливы, а я мучительно соображаю, как бы ему сказать, что квартира не моя и мы с С. не женимся.
Затемнение, папа исчезает, зато появляется С. с двумя друзьями, а я решаю остаться, чтобы действовать им всем на нервы.
Друзья собираются уходить, я считаю, что мне тоже пора, снова начинаю собираться, и тут вдруг С. слегка меняет свое отношение и говорит: "Ну ладно, давай вместе посмотрим эту передачу!" И я быстро, не задумываясь, отвечаю ему что-то очень резкое, а потом прихожу в ужас: как же так, мне же надо было положительно подкрепить его хорошее отношение! Но потом думаю: а, все равно это сон, можно и хамить!
дяденька

Самая плодотворная тема

Приснилось, будто я выхожу замуж. Свадьба сегодня, все готово, но
1) я потеряла мобильный телефон и пригласительные карточки
2) я не пригласила родственников и друзей (из-за первого пункта?)
3) я не знаю, как выглядит жених.
Капуцин

The Five-Year Engagement (2012)

Пока я сражаюсь с HIMYM, расширяя свои тематические предпочтения с помощью эстетических, можно привести более компактный пример подобного воздействия.
Проще говоря, комедия "Пятилетняя помолвка" внезапно оказалась гораздо лучше, чем я ожидала (будьте пессимистами и не требуйте невозможного). У нас ее обозвали "Немножко женаты" - очевидно, посылая привет "Немножко беременной" (тоже из гнезда Апатоу), - зато дословный перевод актуализирует сравнение с "Долгой помолвкой", которое может справедливо показаться притянутым за уши: стандартная романтическая комедия vs жапризоидная детективная мелодрама. Однако заложенная в названии печаль актуализируется в фильме с лихвой.
С виду все просто: влюбленные помолвлены и собираются в ближайшее время пожениться, но это ближайшие время растягивается на указанный срок, а потом они все равно женятся (сомнительный спойлер). Фильм начинается с высокой точки (Том (Джейсон Сигел) делает предложение Вайолет (Эмили Блант), та радостно соглашается) и заканчивается высокой точкой (свадьба). Тем не менее, между этими точками расположена кривая/прямая, довольно макабрическими способами идущая вниз и только под конец взмывающая к хэппи-энду.
Как известно, жизнь нужно воспринимать дискретно - но то же самое верно и для искусства: разница лишь в том, что для жизни нужно выбирать отрезки, идущие вверх (впрочем, не будем забывать о мазохистах), а с искусством все сложнее (см. пресловутое "Легкое дыхание", хотя это отдельная тема).
Таким образом, "Пятилетняя помолвка" бо́льшую часть времени является черной трагикомедией с элементами абсурда и членовредительства, а также тремя-четырьмя смертями. Камера красиво и сладострастно смакует деградацию главного героя, который бросил успешную карьеру су-шефа в солнечном Сан-Франциско и уехал вслед за любимой девушкой в суровый Мичиган, где той предложили постдок.
Тут (у меня), правда, дилемма: с одной стороны, феминистический дискурс одобрительно кивает головой: хватит уже декабристок, следующих за суженым, наплевав на собственные интересы.
С другой, подрывающий этот дискурс Джейсон Сигел: в собственном сценарии он не в первый раз хитро эксплуатирует свою фактуру трогательного великана, которого хочется утешить (см. Forgetting Sarah Marshall (2008) и Sex Tape (2014) (хотя Sex Tape, подозреваю, лучше не смотреть (см. UPD))*.
Конечно, поскольку сердце у людей сильнее разума, побеждает Сигел, с фантазией обставляющий спуск своего героя в ад. Мне почему-то особенно понравилась сцена с хэндмейдером-ламберхипстером (Шишков, прости), очень смешно пародирующая... ну вот примерно таких людей.
Несмотря на всю гротескность злоключений Тома, его мичиганская история выглядит пугающе реалистично (на уровне не событий, но самоощущения героя). Выбор между любимым человеком** и любимым делом легко может обернуться если не трагедий, то драмой: направо пойдешь - коня потеряешь, налево пойдешь - себя потеряешь, а прямо вообще не пройти.
Хотя нет, прочь от реальности: лучше сконцентрироваться на атмосфере морока и абсурда, особенно диких оттого что счастье вроде бы рядом и все предпосылки для него есть, а выходит какая-то ерунда. Впрочем, это тоже про реальность.
Поэтому несмотря на хэппи-энд от фильма остается довольно мрачное впечатление (привет принципу уже упомянутого "Легкого дыхания"). Однако это симпатичный, уютный (и от этого тоже еще более жуткий), красиво снятый*** и занятно придуманный мрак со смешными Элисон Бри, Рисом Ивансом и, наверное, Крисом Праттом (главные герои тоже ничего - особенно один из них, - но я предвзята).

Без иллюстративного материала, поскольку его лучше брать из других источников, iykwim. Да здравствуют изящные кольцевые композиции из иноязычных аббревиатур.


* Писать Сигел начал не (только) от хорошей жизни: Апатоу посоветовал ему самому создавать материал, если он хочет сниматься (в главных ролях). Как говорит сам Сигел, после окончания "Freaks and Geeks" он мог претендовать разве что на роль "генетического эксперимента" с его сочетанием роста, возраста и лица (на мой взгляд, довольно привлекательных).

** Ужасное словосочетание, но ничего не поделаешь.

*** Пятиминутка неймдроппинга: оператор картины Хавьер Агирресаробе работал с Эрисе, Саурой, Айвори, Медемом, Труэбой, Аменабаром, Альмодоваром, Алленом и т.д.

UPD Sex Tape не ужас-ужас, а просто довольно бессмысленный фильм. Но три-четыре раза я громко смеялась, и за это спасибо.
Капуцин

Она в семье своей родной казалась девочкой чужой / Kertu (2013)

Стандартный субстрат для балто-скандинавской экзотики: деревня, пьянство, рукоприкладство,[как бы спойлер]инцест (?). Легкий налет деградации оттеняет глубину ррромантики.
А начинается все с письма Татьяны Онегину - и, по-моему, это даже не мое постоянное вчитывание, а сознательный намек режиссера и автора сценария Ильмара Раага, окончившего советскую школу и Тартуский университет (он, небось, и к Лотману на лекции успел походить). Татьяна и Онегин, правда, приведены в соответствие с канонами провинциального вырождения - деревенская дурочка и бабник-алкоголик (кстати, довольно симпатичный), - но письмо как один из сюжетных катализаторов тут играет схожую роль.
К счастью, это не великий роман, а мелодрама со сказочными условностями, так что автор сжалился над Татьяной и синхронизировал ее с Онегиным. У Пушкина Т. и О. - это журавль и цапля, которые постоянно не совпадают по причине внешних и внутренних обстоятельств, а добрый (в данном случае!) Рауг подготовил для письма Татьяны не просто плодородную почву, а какой-то чернозем черноземович.
Однако такое искусственно сконструированное сверхудачное совпадение печальным образом подчеркивает непродуктивность татьяниного метода в реальности, чьи чахлые кусты не позволяют спрятать даже самый завалящийся рояль.
D

סוזנה הבוכייה / "Плачущая Сюзанна" (2009) / Ветер северный, умеренный до сильного

Ребенок тридцати лет с высокой температурой
лежит на диване в родительском доме.
[...]
Ребенок тридцати лет с высокой температурой,
Ни работы, ни любви.
(из песни Эхуда Баная מהרי נא)

Едва ли найдется национальный кинематограф, в котором тема семьи занимала бы такое же важное место, как в израильском.
Все в этом утверждении сомнительно, от формы до содержания (как вычленить тему семьи? насколько репрезентативна моя выборка? со многими ли национальными кинематографами я знакома? и т.д.). И, тем не менее, я абсолютно уверена в этом (что бывает довольно редко). Поэтому, кстати, израильский герой-одиночка не может быть до конца одинок: практически всегда найдется тот, кто сможет на него накричать.
Вот и заглавная героиня "Плачущей Сюзанны", чересчур нервная девушка, живущая с гиперопекающей матерью, периодически подвергается этому бодрящему воздействию, да и сама не сдерживается в ответ. Нормальная ненормальная семья, чье унылое существование нарушает приезд американского родственника. Дальше все довольно предсказуемо: сначала Сюзанна его ненавидит, потом - ну, легко догадаться.
Некоторыми чертами, даже контурами, "Плачущая Сюзанна" напоминает "Непостижимую милость" Амоса Гутмана (1992). Некогда подававший большие надежды проблемный красавец приезжает из Нью-Йорка в родной Израиль и производит неизгладимое впечатление на местного юношу/девушку (между прочим, Цак Беркман (см. ниже) очень похож на Шарона Александера). Кроме того Алона Кимхи, по роману которой поставлен мини-сериал, снималась у Гутмана в картине "Химо, царь Иерусалимский" (1987), и можно предположить, что он оказал на нее определенное влияние.
Разумеется, там, где у Гутмана бескомпромиссное (артхаусное?) увядание, у Чаплиных предсказуемый (мэйнстримовый?) оптимизм, хотя... Частичный хэппи-энд кажется натужным, а вот оксюморонное еврейское счастье с дисфункциональными семьями, зависимостями и созависимостями, напротив, выглядит довольно убедительно (по крайней мере, для тех кто в теме, но об этом ниже). Устраивают истерики, выясняют отношения, кричат друг на друга, пассивно агрессивничают - но все это, конечно же, по большой любви. Не слишком счастливые великовозрастные дети прячутся за кремовыми шторами от сурового внешнего мира. На прошлое смотреть слишком больно, в будущем ничего хорошего не ожидается, и лишь в настоящем можно остановить несколько мгновений затянувшегося детства (сюда же, кстати, тематически примыкает фильм "Что скрывается за солнцем").
Тут снова возникает проблема необходимости фоновых знаний (в самом широком смысле) для восприятия искусства. Вот этот скромный мини-сериал и есть кино не для всех: для того, чтобы его правильно понять/почувствовать, нужно обладать соответствующим (?) бэкграундом. В этом смысле, кино не для всех в его привычном значении парадоксальным образом демократичнее: возможность понять его полностью зависит от твоих собственных интеллектуальных усилий. Здесь же, напротив, ты можешь быть невероятно умным (а фильм как раз не очень), но если у тебя не будет специфического опыта/сочетания признаков, ты не получишь радость (или горечь) узнавания, не испытаешь нужных (?) эмоций. Конечно, невелика потеря, но все же.
Схожие мысли вызывает у меня ностальгический американский сериал "This Is Us" (тоже, кстати, про семью), на который я смотрю не изнутри, как на "Сюзанну", а снаружи. Даже если я смогу механически разобрать все заложенные в нем аллюзии и ассоциации, я все равно едва ли приближусь к американскому восприятию. Неслучайно у него такие зашкаливающие рейтинги (притом что там ни убийств, ни головоломок, ни постоянного хохота, ни большой любви, а просто жизнь). В моей голове все время вспыхивают уравнения вида "там где у них х, у нас мог бы быть y", но это довольно бессмысленный процесс. Я вежливо наблюдаю со стороны - а хочется, чтобы захватывало дух.
Впрочем, дух может захватывать и от более доступных вещей, так что отвлечемся от печальных мыслей о невозможности понимания, сконцентрировавшись на прекрасных универсалиях:

Collapse )
Капуцин

Four Weddings and a Funeral (1994) revisited / Постыдные признания

Какое все-таки прекрасное кино; я бы даже, пожалуй, внесла его в мой несуществующий список любимых фильмов. Когда я виртуально навещала его в последний раз, там, если я правильно помню, сиротливо болтались "Морис" (опять Хью Грант, хотя казалось бы) и "Влюблен по собственному желанию", как бы очерчивая широту (узость? дикость? банальность? [...]?) моих пристрастий.

Кстати, в "Четырех свадьбах" удельный вес и пропорция хэппи-эндов на душу населения фильма значительно выше, чем в Love Actually. Русскоязычная Википедия, которую мы/вы тут небезосновательно ругали, именует "Реальную любовь" трагикомедией, а "Четыре свадьбы" - романтической комедией (в английской версии оба названы romantic comedy film), и мне это кажется очень верным, при всей терминологической расплывчатости. Так что моя любовь к первому и неприязнь ко второму, возможно, объясняется банальной жаждой хороших окончаний, а не какой-то особой (как мне втайне казалось) чайлдгарольдовщиной.

Вот так считаешь себя Татьяной, а ты даже не Ольга.
дяденька

Вот это удача!

Благодаря удачно заключённым бракам двух дочерей, Марк Антоний — дед императора Клавдия, прадед императора Калигулы и прапрадед императора Нерона.
дяденька

За что нас не любят

В кадре – история обычной израильской семьи из Ашдода, которая живет за счет экспорта женщин из стран бывшего СНГ, которых затем продают в публичные дома.
дяденька

Не путем, а всё же дорогою